лубрикатор
ТРАССА ПО-ЦИВИЛЬНОМУ.

(записки экс-экспедитора)

Предисловие

      Так получилось в этой жизни, что многие мои знакомые передвигаются по стране в основном (а то и исключительно) трассой. Иначе говоря автостопом. Это занятие очень увлекательное и веселое ≈ особенно когда в теплой компании слушаешь рассказы, а не сам восьмой час стоишь с протянутой рукой под мокрым снегом где-нибудь за Цивильском.
      Я не отношусь к этой почтенной категории народа, но тем не менее процесс ⌠на трассу дальнюю уйду на тралере■ мне хорошо знаком. Примерно год (с начала осени 1995-го до середины весны 96-го) я работал в некоей фирме, занимавшейся торговлей разнообразными канцтоварами (ручки, тетради, клей там всякий, булавки в ящиках, очень похожих на патронные) со среднедальними городами. В мои обязанности входило: по получению заказа ≈ мотаться по Москве и закупать/набирать товар, а потом на нанятом КаМАЗе или МАЗе ехать и отвозить это товар заказчику. Ну и само собой, вернуться и привезти обратно подписанные накладные, а то и наличные деньги.
       Таким образом, получилось так, что я тоже ■ходил трассой■, правда по-цивильному. Несколько историй из этой практики ≈ о дорогах и о городах ≈ я и решил записать. И самому интересно вспомнить, и еще кого-то вдруг, да позабавит...

Волгодонск: Видит око...

         Конец августа 95-го года, я второй день работаю в фирме. Уже собран заказ в город Волгодонск, и уже заказана машина. И есть экспедитор, который туда поедет ≈ то есть я. Первый вопрос ≈ а где, собственно этот город Волгодонск находится? Ответ прост и логичен: между Волгой и Доном. Это понятно, а точнее? Около одноименного канала, а точнее на берегу Цимлянского водохранилища, рядом с бывшей станицей, а ныне городом Цимлянском, где делают знаменитые вина. В самом же Волгодонске находится завод Атоммаш, ударная комсомольская стройка советских времен. Вооруженный этими ценными сведениями, а так же рюкзаком со спальником в нем, я отправляюсь в дорогу.
        Машина ≈ длинная фура, для водителей которой наш заказ просто манна небесная. Основной грузопоток сейчас с юга на север, фрукты-овощи и прочий урожай. А тут, вместо холостого рейса в края непуганых арбузов ≈ еще и денег заработать можно. Сам тягач носит гордое название ⌠СуперМаЗ■, и я предвкушаю, как классно будет ехать в его плавающей кабине, я про нее что-то слышал, или где-то читал...
        Щаз! Эта плавающая кабина за два дня дороги меня измотала вконец, потому как вместо того, чтобы плавать, она раскачивалась как стул, у которого одну ножку укоротили на сантиметр. Пока скорость постоянная еще туда-сюда, а как водитель тормознет, и сразу: дык-дык, дык-дык, дык-дык, вперед-назад...
       Первая часть дороги ≈ трасса Москва-Волгоград. Гаишники тормозят без энтузиазма: сейчас у них основной заработок на арбузных трейлерах с кавказскими номерами. Впрочем, один бравый сержант все же выцыганил записную книжку ≈ ради него пришлось лезть в кузов, и раскрывать пачку.

       После Михайловки ≈ уходим направо, и начинается ⌠экзотика■, то есть места, по которым транзитного потока транспорта почти нет. Дорога резко пустеет, вокруг донские степи, и иногда кажется, что единственный движущийся объект на всю округу ≈ наш МАЗ. Но вот впереди мост через Дон, и на крутом берегу ≈ город Серафимович. Пост ГАИ. Документы, накладные, паспорт... Палец гаишника, ползущий по строчками накладной... И совершенно неожиданное:
      ≈ У нас на посту бумаги не хватает. Продай пачку!
     Пока я хлопаю глазами и пытаюсь осознать как это продай, он что отобрать не может? - гаишникдостает два червонца (строго как в накладной написано) и сует мне. С восхищением честностью дяди милиционера лезу в кузов сначала за пачкой а потом прибираться: там записные книжки из надорваной пачки по всему полу раскиданы. Вперемешку с линейками из развалившейся коробки. Кое-как прибрался, линейки собрал в мешок, положил в кабину под ноги, тронулись...
      И через тридцать метров снова тормозим. Теперь казаки. Молодые, мордатые ребята, собирающие ⌠экологический сбор■. Тоже посмотрели накладную, и бесхитростно так:
      ≈ Подари чего-нибудь!
     Вытаскиваю из сумки пару линеек (ценой в 350 неденоминированых рублей каждая), выдаю казакам. Надо было видеть их счастливые лица! На копейку, да урвали.
       Катимся дальше √ уже практически все время в одиночестве, от горизонта до горизонта. Примета времени √ ряды противотанковых ежей вдоль некоторых мест дороги. Я поначалу подумал, что это памятники, но водители быстро меня разубедили: эти ежи появились вдоль дорог после Буденовской операции.

       И вот, наконец ≈ город Волгодонск. Само собой, увешанный знаками ⌠движение грузовым запрещено■ √ как потом выяснилось, эти самые знаки очень любят в небольших городах. Но я только этим летом получил права, специфику действия знака еще помню, и смело заявляю водителям: едем под знак.
      Результат ≈ долгий разговор с патрульными из подкатившего ⌠москвича■, которые упорно не верят в существование ПДД вообще и пункта насчет вышепомянутого знака в частности. Впрочем оканчивается все мирно: тормозится некий частник, у которого правила с собой, и вопрос отпадает.
      Финал путешествия: разгрузка. Само собой, что грузчиков в этом магазине раз, два и обчелся (и это еще очень здорово, а потом чаще всего оказывалось, что помочь разгрузиться вообще некому, кроме самих продавщиц). Жара, сухость, пыль на улице, пыль в кузове, пот... Словом к обеду, когда все разгрузили (осталось только документы подписать) я был в виде и состоянии том еще. А невдалеке, сквозь деревья соблазнительно просвечивает Цимлянское море...
      ≈ Мужики, тут до водохранилища далеко?
      Грузчики √ сама любезность:
     ≈ Нет, вон дорожка. Пара домов, потом пустырь, а там увидишь.
      И я отправляюсь к воде. Иду, и удивляюсь: погода вполне подходящая, так почему же я по этому пустырю, по кратчайшей дороге к воде, один иду? Даже пацаны не бегают...
       Жара все та же, и пыль все та же. И я держусь только на мысли, что сейчас, сейчас окунусь в воду, вот она уже совсем близко! Сейчас...
       Ну какие слова могут быть? Никаких слов, одни эмоции. Да, вода близко. В трех метрах. Но по вертикали. Весь берег, насколько видит глаз, благоустроен отвесной бетонной стенкой, под которой плещет вожделенная вода. Туда еще можно, а вот обратно ≈ явно будут проблемы.
       Пока я тащился обратно, все по той же жаре, и эмоции куда-то делись. На грузчиков-советчиков я даже не матерился особо. Только и спросил:
       ≈ ....! ..., вашу мать, ... вы меня, ..., лучше б на ... послали! Искупался, ...!
     Они переглянулись, и настолько невинно, что я даже поверил, пояснили:
     ≈ А мы думали, тебе подскажут, там за деревьями лесенка железная есть. Там и купаемся.

М-5 и вообще. Придорожные штрихи.

       Следующая поездка имела сложный комбинированный маршрут. Пенза-Ульяновск-Тольятти-Самара. Впоследствии мне довольно часто приходилось мотаться по М-5 на отрезке Москва-Самара, и кое-какие особенности этой дороги я изучил.

       Вся трасса увешана горделивыми лозунгами ⌠Автодороге Москва-Самара 50 лет■. Эти надписи выложены на автобусных остановках, или нарисованы на нечастых мостах. Иногда, особенно на рязанской объездной дороге, при виде очередной такой фразы так и хотелось воскликнуть: ⌠Оно и заметно!■.
      По мере поездок по ней я заметил, среди всего прочего, что кроме общих для всех дорог товаров, существуют этакие ⌠фирменные магазины■, то есть деревни, где идет торговля чем-нибудь одним, но в неимоверных количествах и ассортименте.
      Так например, оказалось, что на М5 есть деревня, которая продает носки. Около каждого (не вру, каждого!) двора стоит перекладина с гирляндами шерстяных носков, и сидит бабулька. Больше нигде по трассе я таких носков не видел. Еще одна деревня, или скорее поселок, поголовно занимается продажей срубов. Пока сквозь проедешь, каких только не увидишь ≈ и на дома, и на бани, и на хозблоки...
      Ближе к Волге начинается рыба. Самое главное место в этом смысле ≈ деревня Переволоки, где находится рыбный рынок. Причем ни один из водителей, с кем я ездил, не горел желанием там останавливаться. Дескать рэкет бомбит.
       Но самое сильное впечатление не меня произвела деревня Умет. Это ≈ царство шашлыков. То есть по трассе шашлычни стоят довольно много где, но Умет в этом смысле ≈ что-то особенное. Первые мангалы начинаются километра за два до самого селения, и чем ближе к нему, тем они чаще. В самой деревне с обоих сторон дороги столики и дымящиеся шашлычницы стоят просто сплошной линией, и продолжаются за деревней тоже километра на два. Особенно здорово это выглядит ночью: едешь как через какой-то фантастический коридор из костров разной яркости. Причем незаметно, чтобы именно в Умете машины останавливались чаще, чем где-то еще, однако эти шеренги мангалов стояли там, когда бы мне ни пришлось проезжать через него, что зимой, что летом.

      Кстати, и на других дорогах тоже есть места с узкой специализацией. Типа телевизоры в Ельце, столовая посуда в Вербилках или пластиковые спойлеры для грузовиков в Сафоново.
      Конечно, товар не всегда строго локализован. Например, пензенские электродрели и велосипеды начинаются километров за сотню до самого города, и заканчиваются через сотню после. Причем, что интересно, стоят они у придорожных торговцев столько же, а то и дороже, чем в московских магазинах. Да и вообще, если колхозник стоит у обочины с ведром яблок ≈ вовсе не факт, что это будет хорошей покупкой. Очень возможно, что оно потянет больше, чем даже на московском базаре.

      Впрочем, как я уже говорил, есть и ⌠всероссийские■ виды товара. Например эмалированные кастрюли-чайники одинаковы на любой дороге на любом километре ≈ у меня сложилось впечатление, что и продают их одни и те же люди. Ну и всякого рода сопутствующие товары для водителей тоже везде есть. Например дешевые магнитолы типа ⌠Akaiwa■ или ⌠Pioner■. Этого ⌠Pioner`а■ один из ⌠моих■ водителей даже купил, за двести-то тысяч. И очень обиделся, когда я ему попробовал объяснить, что за такие деньги японский ⌠Pioneer■ продаваться не может, потому что ну никак не может. Но в конце концов водила все равно остался доволен приобретением: кассеты крутит, радио ловит, а что звук не тот... Все равно в КаМАЗе качеством звучания особо не понаслаждаешься. Движок перекрикивает ≈ и ладно.
      Само собой, что основное коловращение ⌠сопутствующей■ жизни идет вокруг постов ГАИ, где ночуют дальнобойщики. Обязательно крутятся всякие бабульки с пирожками-курочками да пацаны (не ⌠па-а-цаны■, а именно мальчишки) ≈ с кассетами и с чеками за топливо. Или ⌠давай за штуку стекла протру■.
     Более серьезный бизнес тоже интерес проявляет. Например ночью стук в кабину. И сообщение этаким уговаривающим, и даже извиняющимся тоном:
     ≈ Мужики, девки есть. Рязанские, красивые, веселые, недорогие...
     И тут же у обочины ⌠девятка■ с грузом: за тонироваными стеклами угадывается выбеленые перекисью волосы. Иногда женщины и сами ходят-предлагаются, но это уже из тех, что называют плечевыми. Обычно выглядят они так, что поневоле подумаешь: это сколько ж нужно выпить...

Ульяновск. ⌠Куда я попал?!■

      Итак, комбинированная поездка ≈ начальство такие маршруты просто обожало, что само собой понятно: экономия! А мне ≈ разбирайся в кузове, что в какой заказ входит, ругайся с водилами, трясись, что до закрытия магазина не успеем в результате очередной кривули... Но это к слову.
      В Ульяновск мы попали довольно рано утром, и до открытия магазина оставался еще час, который я решил потратить, бродя по городу. Сначала вроде ничего, город как город. Но потом я ощутил, что глаза режет какая-то знакомая, но явно несовременная деталь. Минут через десять я понял: это очереди к газетным ларькам. Такие очереди, какие были году так в 88-м за свежим ⌠Огоньком■. Вспомнив те веселые времена, я лишь усмехнулся. А зря...
      Захожу в магазин. Новый шок: цены. Хлеб по 800-900 рублей (95-й год! Бакс по 5000!), молоко по 1000 за мягкий пакет: сыр по 13.000... А в соседний, мясной отдел ≈ очередь. Причем такая, как в те же времена перестройки. С криком, матом, с ⌠я позавчера занимал■. Пока я стоял, разинув рот, меня окончательно добил выкрик:
      ≈ А почему коммерческое масло завезли, а по карточкам до сих пор нету? ≈ и я осознал, что вся эта очередь стоит с талонами и карточками.
      Честное слово, у меня было ощущение, что я перенесся в Москву 89-ого, с ее ⌠талонами■, ⌠визитками■ и ⌠по триста грамм в руки■.
     Уже после разгрузки для полноты ощущений я забрел на рынок, и спросил у бритого ары, сколько стоит ананас. Какие у него были глаза! Словно он слушал ЭМ-радио ≈ ему показалось, что где-то на горе свистнул рак, в лесу сдох волк, а этот ананас (судя по его виду, лежащий на прилавке уже года полтора) сейчас у него купят. Но я покупать не стал, и этим спас ару от нервного потрясения.
      Словом, четыре часа в Ульяновске прошли под знаком некоей ностальгии. Но уезжая, чувства печали я почему-то не испытывал.

Тольятти. Город будущего, которое стало прошлым.

      ⌠Автоград■, который некоторые водители ⌠Бандюградом■ обзывали ≈ город совсем иного толка, чем Ульяновск, и впечатление производит тоже совсем иные, хотя от Ульяновска до него не больше пяти часов не слишком быстрой езды.
      Начать можно с подступов к городу. Хорошая четырехполосная дорога, голая степь, на горизонте химзавод, и табличка с названием города на белом фоне. И еще километров пять такой же дороги по безлюдным пустырям ≈ или как это назвать? Голодной степью? Редко-редко деревце стоит, а так либо голый глинозем, либо трава пожухлая, и на горизонте что-то безлико-индустриальное. Гаишники на ту белую табличку, наверное, молятся ≈ как денег захочется, так лови хоть всех подряд, ну кто в таких условиях 60-км/ч держать будет?
      Через некоторое время вдоль дороги начинается химзавод, и тут же ⌠коттеджный район■: недостроенные кирпичные коробки разной степени вычурности. Странно видеть такую пальцовую новорусскость на голой земле с химзаводом в качестве пейзажа. Впрочем, такое впечатление, что строятся эти коттеджи весьма неторопливо ≈ как я зияли пустыми окнами в 95-м, такими я их и в 96-м видел.

      А дальше ≈ царство ВАЗа. На официальный авторынок очереди машин стоят с предыдущего вечера, но и до рынка, и после него, и в самом городе √ на каждом шагу стоянки разнообразных торговых фирм. На асфальте, на щебенке, на раскисшем грунте лежат кузова и стоят новенькие машины, десятками и сотнями. Рекламные плакаты обещают агрегаты-запчасти-что-угодно по ⌠самым низким ценам■, а машин с бумажными транзитными номерами на дороге больше чем с обычными.
       (Кстати, эти же машины с транзитными номерами на трассе ≈ зрелище впечатляющее. Какая там обкатка! Перегонщик только ⌠морду■ полиэтеленом обернет, чтобы встречными камешками не поцарапать, и на пошел на бреющем, 130-150 км/ч всю дорогу. Ямы, не ямы, переезд, не переезд ≈ время-деньги. С тех пор, если речь заходит про новые ⌠ВАЗы, я никому не советую брать машины у перегонщиков.)

        Чисто внешне же город Тольятти вызвал у меня следующую ассоциацию: вот, в конце 60-х годов строили город будущего, в смысле 80-х. Но сейчас-то уже 90-е...
       Здания ≈ не безликие хрущобы, а сборные панельники с претензией на разнообразность. Тротуары, которые шире иной московской улицы, а улицы можно разве с проспектами в Москве сравнивать. Развязки на разных уровнях, интенсивность движения по которым дай бог две машины в минуту...
        Наверное, когда это было только что построено, все выглядело очень красиво. А сейчас... Между шестиугольными плитами тротуара лезет нахальная травка. Побелка-штукатурка на домах пошла трещинами, а кое-где и вовсе пообваливалась, торчит ржавеющая арматура, а претендующие на модерновость магазины окружены блошиными рынками.
       Зато на дорогах ≈ полное великолепие, правда несколько однообразное. ВАЗ, однако! Не знаю, может быть в Тольятти кто-нибудь и ездит на ⌠москвичах■, но я видел только один, да и тот с татарскими номерами. А так ≈ либо вазовские модели, причем машины все как на подбор свеженькие, либо увешаные кенгрятниками и галогенками джипы с бритыми пацанами. Впрочем, на ⌠девятках■ бритых тоже полно, да и на улицах немало. Вряд ли все они сплошь бандиты, скорее это такая молодежная униформа: кожаная куртка, бритая голова, взгляд изподлобья и чуть отвисшая нижняя губа. Этакая защитная мимикрия ≈ ⌠я тоже гопник!■.

       Но и с реальным рэкетом в Тольятти хорошо. В смысле плохо. В смысле имеется, так сказать, ⌠в количестве■. Начать можно с того, что с какими бы водилами я туда не приезжал, у всех главная идея: разгрузиться побыстрее, и ⌠ходу отседова!■. Когда я по перворазью предложил мужикам подождать минут двадцать, дескать в магазин сбегаю, на меня посмотрели как на ненормального.
       Довольно скоро (второй, или третий визит) я уже и сам убедился, что лучше бегать по магазинам где-нибудь еще. К счастью, не на своей шкуре, а на наглядном примере: на встречной полосе две ⌠девятки■ совершенно откровенно отжали к обочине фуру. Причем ≈ происходило это в пяти сотнях метров, практически в прямой видимости гаишной засады, меряющей скорость.
      ≈ Так что ты хочешь? Менты, они ж сами бандитов наводят! ≈ только и откомментировал водила. Вспомнив, как прошлый раз здесь же ГАИшники перед тем, как разрешить ночевать перед постом долго изучали накладные, в основном интересуясь ценами на товар (а потом еще и червонец взяли, типа с паршивой овцы хоть шерсти клок), в это вполне верится.
       А моего напарника Миху, тоже экспедитора, и самого поджали, уже на дороге Тольятти-Самара. Он рассказывал, что морально приготовлялся к самому худшему, но тут рядом с бандитской паджерой остановился ментовский козлик.
      ≈ В чем дело?
       ≈ Так это мы у мужика закурить попросили! ≈ гласил ответ. Дальше все произошло как в доброй сказке со счастливым концом: менты ⌠поверили■, и поехали себе дальше. А бандиты подумали, и не стали наезжать, видимо решив соблюсти видимость приличий.
      Кстати, дальнобойщик, с которым ехал Миха, потом сказал, что конкретно эту бригаду знает, некий Кузьмич работает. Его такса - пятьсот штук за фуру, что в здешних местах вполне по-божески.
      Наверное, тольяттинцы могут на меня обидеться за все описанное, но факт остается фактом: разговоров про дорожный рэкет и я, и Миха слышали немало. Но и мой ⌠свидетельский■ и его ⌠без пяти минут потерпевший■ случаи реальных встреч с бандитами были именно в Тольятти, и больше нигде.

Самара осенняя. Не доезжая до старого автовокзала...

       В Самаре был завершающий пункт нашего вояжа, магазин на улице Куйбышева. Вообще говоря, у меня было много забавных разговоров с аборигенами разных городов на тему ⌠как проехать■, но этот запомнился лучше всех, наверное потому что был самым первым в этом стиле. Итак: тормозим у обочины, я подхожу к прохожему дядьке, и происходит такая беседа (за точность названий сейчас не ручаюсь уже, но стиль был именно таков):
      ≈ Здравствуйте! Подскажите пожалуйста, как нам тут до улицы Куйбышева доехать?
     ≈ А! Куйбышева! Это так... Значит, сейчас по Московскому, потом свернете на Белинского... Или на Тургенева, мимо Пушкинской. На Октябрьскую не выезжайте, Ленинградскую обогните, а потом на площади Дзержинского свернете на Куйбышева.
     ≈ А может быть ориентиры какие-нибудь есть, а то ведь эти названия мне ничего не говорят?
    Добрый самаритянин повторяет объяснение почти слово в слово, только на названиях повышает голос, как это делают некоторые люди при разговоре по-русски с иностранцами, считая, что если незнакомое слово произнести погромче и помедленнее, то оно станет понятным. Я снова прошу ориентиры.
     ≈ Ага... Ориентиры... Сейчас... Значит едешь по Московскому, мимо самолета... Потом два круга будет. Или три... Все-таки два, ну а третий тоже круг, но не совсем. Хотя ладно, пусть круг будет. Новый автовокзал проезжаете... Он там сбоку будет, вам туда не надо. Да вы его может и не увидите. А вот не доезжая старого, вам надо свернуть.
     ≈ А как я пойму, что это именно этот автовокзал старый?
     ≈ Ну он такой... Не новый.
     ≈ Ладно. А сколько надо до него не доехать, чтобы поворачивать?
     ≈ Ну это... Как вот увидишь его вдали, так после трамвайных рельсов и вертай. Только не там, где девятый ходит, а где восьмой поворачивает. А потом, значит по Белинского, и до площади Дзержинского.
    ≈ Ладно, спасибо. А там на площади, чтоб понять, что это именно Дзержинского, что-то есть заметное? Ну, памятник, например?
    ≈ Да! Конечно есть! Памятник! Только его, говорят, сняли недавно...
   Водитель, когда я ему все это пересказал, откоменнтировал: ⌠Знакомо. За угол, где бабка семечки продает, и туда где трактор землю пашет. Раза три еще остановиться придется, не меньше!■
   И он оказался прав! Останавливались и переспрашивали дорогу мы еще ровно три раза, меньше не получилось.

Самара зимняя. Экспериментатор.

      Водители разные попадались. Обычно считается, что дальнобойщики ≈ этакие крутые профессионалы, но на самом деле большей частью это работяги, которые вышли на трассу из глубинных городов не от хорошей жизни. И профессиональная крутизна у них весьма философская, от случая к случаю.
     Как я уже говорил, поездки по М-5 у меня были достаточно часты. В январе 96-го была одна из них, не точно в саму Самару, а чуть дальше, в Новокуйбышевск. Машина на этот раз курганская, экипаж ≈ то ли отец и сын, то ли дядя и племянник, я так и не понял, словом, какие-то родственники.
     Поначалу все шло достаточно гладко. Холодно, правда, на улице, но в машине дизель стучит, печка дует, все путем. Часов в десять вечера подъезжаем к Самаре, и на входном посту нас тормозят. Кто, с чем, куда... Ах в Новокуйбышевск? Тогда штраф полтиник, за транзитный проезд. Я говорю старшему из водителей ≈ ладно отдай, с конторы будет, только квитанцию возьми. Он приходит, я смотрю ≈ квиток-то на червонец! И сделав рожу невинного идиота иду в ментовку разбираться.
    Летюха аж обомлел, когда я нагло так затребовал квиток на остальной сороковник. Засуетился, пальцами засучил (может решил, что я проверяющий какой?) и в конце концов заявил, что выдал водителю пять бумажек, и тот наверное их потерял, пока шел от поста к машине. А он, летюха, тут не причем.
     Возвращаюсь к машине, а там семейная бригада суетится, и кабина поднята. Я пытаюсь понять, в чем дело, и выясняется: сыну-племяннику показалось, что в последний раз стартер ⌠как-то не так схватил■. И он, долго не думая, заглушил движок, чтобы оценить работу подозрительного агрегата - типа эксперимент провести. Результат превзошел самые смелые ожидания: если раньше стартер хоть и ⌠не так■, но схватывал, то на этот раз он вообще отказался чего-либо делать.
     И вот ситуация: время уже к одиннадцати. Холод. И машина, которую не получается завести. Сначала горе-экспериментатор со своим старшим товарищем пытались оживить стартер ≈ время от времени из-под их рук взлетали тучи искр, но фейерверки пропали втуне, мотор молчал. Тогда старший, обматерив младшего по-черному, побежал ловить кого-нибудь, кто бы дернул наш КаМАЗ, и запустил с ходу. На поиски доброхота ушло еще с полчаса ≈ движение через пост к ночи было не шибко густым, да и шли в основном хилые ⌠газоны■. Но наконец нашелся добрый человек на самосвале. Прицепили, потянули... И трос пополам! Только после этого уже старший водитель вспомнил, что перед постом поставил наш КаМАЗ на ручник, то есть стравил воздух, и машина ⌠встала на колодки■. Добрый человек собрал остатки своего троса, сказал пару ласковых и уехал, а мы все перед постом кукуем.
      Водилы схватились за монтировки, полезли колодки разводить. Пока это делалось, дорога умерла совсем. Даже легковушки ездить перестали, и к тому времени (полночь) когда наш грузовик стало возможно сдвинуть с места, шансы на это упали до нуля. Единственным потенциальным тягачом, который проехал мимо, был КрАЗ с вереницей из семи вагончиков бродячего зверинца на прицепе, и он останавливаться не стал.
     Тогда у старшего родилась новая идея: надо запуститься... с толкача. Вы никогда не пробовали толкать грузовики? Я до тех пор тоже (про последующие попытки еще расскажу). Но в тот момент и я, и водители были уже в таком настроении, что явное безумие этой затеи нас не останавливало: к ночи морозец разгулялся будь здоров. (Теоретически был еще один вариант: плюнуть на все и попроситься к гаям на пост. Но реакцию бравых операторов машинного доения вполне можно было предположить, и эта идея даже не обсуждалась).
     Итак, картина машинным маслом по белому снегу: два человека (третий в кабине) пытаются сдвинуть с места груженный КаМАЗ, ухватившись за задние колеса, и пытаясь их ⌠крутануть■. Поскольку имела место локальная горка, это даже удалось сделать! Машина прокатывается полметра, и встает, потому что горка кончается, а впереди подъем. Для запуска двигателя этих полметра явно не хватает.
     Беда была полная, и чем бы все кончилось, неизвестно, если бы не невесть откуда появившийся около двух на дороге ЗиЛ. Он ⌠дернул■ нашего страдальца, и ≈ о чудо! Двигатель запустился, и затарахтел как ни в чем ни бывало! (Я-то грешным делом думал, что если дизель как следует проморозить, то он фиг заведется без подогрева, тем более вот так, с полпинка)
     И вот, наш КаМАЗ катится по ночной Самаре, и вдруг молодой водила со словами ⌠Но я все-таки не понял, хватает стартер или нет?■ гасит движок! Я за все поездки в водительские дела обычно старался не лезть, но тут моя реакция была синхронной с реакцией старшего. От нашего вопля ⌠Вруби назад, ... твою мать!■ чуть стекла не повылетали.
     Парень послушался, но объяснил:
     ≈ Ну надо же было попробовать! Эксперимент сделать...

Самара летняя. Привокзальные метаморфозы.

      Летом 96-го я, а вернее сказать мы, я и случайно встреченная знакомая девушка, вновь оказались в Самаре уже проездом ≈ из Уфы прямо в Москву выбраться оказалось совершенно невозможным, и в конце концов я решил, что доберемся хоть до Самары, а там видно будет. И действительно, оказавшись в городе в восемь утра мы без проблемкупили билет до Москвы на шесть вечера, и получили таким образом полдня на экскурсии по городу.
      Само собой, что турбюро искать мы не стали, а просто сели у вокзала в первый же попавшийся троллейбус, и катили на нем до пляжа на реке, а потом обратно возвратились пешком. Таким образом у вокзала мы пробыли совсем по недолгу: по полчаса утром и вечером.
       И что интересно, привокзальную площадь, а вернее дорожку от вокзала до троллейбусов утром и вечером населяли совершенно разные люди! Утром мы шли вдоль многочисленных палаток и столиков с продукцией шоколадной фабрики ⌠Россия■ (той, которая куплена швейцарской ⌠Нестле■). Вокруг столиков роились бабульки, которые закупали коробки конфет и тут же тащили их к перрону (благо недалеко) и предлагали пассажирам проезжающих поездов. Само собой, с некоторой наценкой, разика так в полтора-два. Мы с девушкой решили, что на обратном пути прихватим с собою пару наборчиков, и вечером специально пошли этой дорожкой...
       Где конфеты? Где шоколадки? Ни лотков, ни столиков! Но безлюдьем дорожка не страдала: теперь мы шли как сквозь строй лоторейщиков.
      ≈ Девушка, вытяните для меня номерочек!
     ≈ Молодой человек, беспроигрышная лоторея!
     ≈ Молодые люди, выберите для меня билетик!
     Причем, что интересно: мне всегда казалось, что эти каталы должны по специфике работы как-то играть на психологии, изображать что этот номерок они действительно не решаются вытянуть сами, и просят случайных прохожих (Представляете? Целая шеренга нерешительных азартных игроков!). Но нет. Меня поразило, насколько открыто на лицах у зазывал было написано полное презрение к потенциальным клиентам. Универсальная фраза про ⌠вытяните для меня номерок■ произносилась скучным голосом так, что слышалось: ⌠Ну ты, лох, чего колупаешься? Все равно ведь деньги отдашь, ну так давай скорее!■
     Я тогда спросить не догадался, а теперь вот все думаю ≈ интересно, смена состава у них по расписанию происходит? А если да, то во сколько? Вдруг еще раз в Самару занесет ≈ хотелось бы посмотреть на это зрелище. Что там смена караула у мавзолея!

Кузнецк. Грузовик системы ЗИЛ. Метр ехал ≈ два тормозил.

     История с КаМАЗом у въездного поста в Самару была первой из нескольких, связаных с ломающимися машинами. Наиболее  острые ощущения на эту тему доставил мне конторский ЗиЛ.
     В целях экономии в поездку до Кузнецка (это сотня километров за Пензой, в общей сложности 750 от Москвы) директор решил не нанимать дальнобойщика, а послать наш разгонный зилок-будку. Мы с водителем покумекали, и решили, что весь маршрут займет часов одиннадцать-двенадцать, и если выехать из Москвы часа в 4 утра, то на месте будем к четырем-пяти, что вполне приемлемо.

      Стартовали по графику, и в 4.20 утра... попали в пробку на МКАД. Это была преамбула, иначе говоря, разминка. А часов в девять утра, около Луховиц началась амбула, вернее ее первая часть: у ЗиЛа отказали дворники. Наш водитель Илюха их починил, но через пять минут они сдохли снова. Еще починка, еще пять минут... Там такая тяга есть, она сделана так, что раз погнувшись, она будет по этому месту сгибаться постоянно.
     А с неба дождик приморасивает. То есть без дворников ехать не то чтобы совсем нельзя ≈ можно, но недолго. Кончилось тем, что я взял функции дворников на себя: каждые несколько минут просовывал руку в ⌠бардачок■, и пальцами крутил кабанчик туда-сюда. Поначалу это было очень весело, но спустя час такой жизни юмор ситуации почему-то восприниматься перестал.
      Через некоторое время я догадался тяги ⌠перекрестить■, и добился того, чтоб дворник со стороны водителя работал сам, расчищая узкую полоску, через которую прямо по курсу можно было что-то разглядеть.
      Ура? Щазз! Как слышится, так и пишется, с двумя буквами ⌠зю■. За Рязанью начались первые симптомы родовой зиловской болезни ≈ паровая пробка в бензонасосе. То есть если машина долго идет на больших оборотах, а потом газ сбрасывается, то через несколько минут движок сам собой умирает, как ты на педаль не жми. Илюха к этому отнесся спокойно: первый раз побрызгал на насос водой из лужи ≈ завелись, второй раз ≈ завелись, третий раз... Так на каждой остановке ≈ а останавливаться приходилось часто, потому что заправок по дороге много, но на одной обед, на другой учет, на третьей бензина нет, а на четвертой есть все, кроме электричества...
      Причем каждый раз насос приводить в чувство приходилось все дольше и дольше. Последний раз он заглох уже в самом Кузнецке, в сотне метров от магазина, в огромной грязной луже. Само собой, что были мы там отнюдь не в три, и даже не в шесть. А приехали в пункт назначения ровнехонько в пол-одиннадцатого.
      Я побегал вокруг магазина ≈ мало ли, может там сторож ночной есть (не было) а потом сел обратно в кабину, думать, что дальше делать... И через три минуты подкатывает милицейский ⌠бобик■. Полиса первым делом осмотрели магазин (не иначе, какой-нибудь бдительный товарищ увидел, как я вдоль дверей-витрин шарюсь, и звякнул куда надо) а потом к нам, мол документики. И что интересно, после проверки менты √ пожилые дядьки с автоматами, отнеслись к нам вполне по-человечески. Проводили до работающего переговорного пункта, чтобы можно было в Москву доложиться, а потом объяснили, где лучше всего ночевать √ у поста ГАИ, там дескать все ночуют.

        И вот √ волшебная ночь в кабине ЗиЛ-130. Илюха, как водитель, которому еще вести машину обратно, ложится на диване, в смысле на сиденьях, а я же раскатываю спальный мешок на полу. Надо отдать должное конструкторам этой машины √ улечься я все же умудрился. Правда лежать можно было там только в одной-единственной позе, близкой ко все той же легендарной букве ⌠Зю■, причем голова оказывалась под бардачком и упиралась куда-то в дверь, а рычаг переключения скоростей торчал между ног, вызывая всяческие ассоциации.
       Ночь прошла спокойно, если не считать одного эпизода: ближе к утру, но еще в темноте, раздался стук. На вопрос, в чем дело, гортанный голос ⌠кавказской национальности■ попросил:
      - Зэмляк, литрав пять бэнзина нэ дашь?
      Илюхе было лень вылезать из относительно теплой надышенной кабины (а за бортом было чуть ниже нуля), и он просто швырнул за окно ключи от маленького отсека в ⌠будке■, где у него стояла полная канистра. Сопроводил он это комментарием, что ⌠западло на трассе не помочь┘■
      Впрочем, когда он утром обнаружил, что ⌠зэмляки■ не постеснялись слить все тридцать литров из этой канистры, его комментарии были уже несколько иные:
      - ┘..! ┘.! ┘.!!! Чтоб я еще раз с черномазыми по-людски!!!

     Однако, маты матами, а дела делами. Завелись мы, поехали┘ И двигатель вновь заглох ровно в той же луже, что и вчера вечером. Причем на этот раз заглох так, что завести было его уже нельзя.
      Оставив Илюху колупаться в моторе, я бросился искать, где можно купить новый насос √ ведь положение осложнялось тем, что была уже суббота, магазин работал до двух, и ждать нас там никто не собирался.
      На вопрос, где здесь можно купить запчасти для грузовых автомобилей, я получил ответ:
      - В магазине ⌠Товары для мужчин■.
     Я сначала воспринял это как издевательство над ⌠глупым москвичом■, но оказалось, что действительно, в помянутом магазине есть соответствующий отдел. Но ни там, ни на рынке ничего подходящего не нашлось. До местной автобазы надо было ехать несколько остановок на автобусе √ но тут я, коренной москвич, прошедший суровую школу 743-го и 743-Э маршрутов, спасовал. То есть не влез в этот автобус. Для этого пришлось бы расшвырять по сторонам сотню бабулек и дедулек, которым не иначе, как тоже нужна была автобаза. Такое упражнение, конечно, было мне по силам, но нарываться на скандал в чужом городе совершенно не хотелось.
       Попытка ⌠поймать тачку■ закончилась позорным провалом √ на жест рукой, по которому в Москве сразу выстроилась бы очередь бомбил, в славном городе Кузнецке в течении получаса не остановилась ни одна машина!

         Время тем временем шло, и я уже в полной панике бросился обратно в магазин, и выпросив там тележку, принялся возить на ней товар от машины до магазина. Прямо через грязь, окончательно наплевав на обувь, брюки и остальной внешний вид. Само собой, что нагружать/разгружать приходилось тоже самому, что радости жизни не добавляло. А когда две тонны из четырех я таки перетаскал (не раньше!), подлый ЗиЛ, оснащенный новым бензонасосом, все-таки завелся.
        Откуда взялся насос? Сработало ⌠сарафанное■, а вернее ⌠телогреечное радио: мимо Илюхи прошел местный мужичок, спросил что случилось, и пообещал спросить некоего Фефёлыча.. А дальше пошло: Фефёлыч сказал Иванычу, Иваныч вспомнил, что у соседа в сарае лежит зиловский движок целиком, сосед пришел и сказал, что у него и впрямь есть движок, но не зиловский, а газоновский, но вот если сходить к Генке со второй колонны┘
 
       После этого обратная дорога казалась скатертью. Неприятности типа вновь заглохшего на час движка в Рязани воспринимались как слегка досадная мелочь. Я тешил себя мыслью, что могло быть и хуже┘ И оказался прав.

Смоленск. Грузовик системы ЗиЛ. ⌠Говоришь, бывает хуже? Прикажите-с получить!■.

        Итак, новая поездка на том же ЗиЛе ожидала меня в конце января-месяца, на этот раз в Смоленск. Дорога до Смоленска мне была уже знакома √ в ноябре я мотался туда на наемной Газели, причем в тот же день вечером надо было уезжать в Казань, уже на поезде. В тот раз поездка прошла без приключений, если не считать сгоревшего подшипника, это в новенькой-то машине, с пробегом в семь тысяч┘ Оказалось, при сборке смазки не положили, словом, совок он совок и есть. На замену подшипника ушел час, и ровно на этот час я опоздал на поезд.
       Итак, как говаривал некий Юрий А. Гагарин, по странному совпадению родившийся в одноименного городе по дороге,⌠Поехали■. Наученный горьким опытом Илюха специально положил в будку новый бензонасос, и еще каких-то деталей общим весом килограмм в пятьдесят. Я же, наученный тем же опытом, уговорил начальника позвонить в магазин-адресат, и предупредить, чтобы подождали, если задержимся. Директор нашей фирмы, Станислав свет Геннадьевич, посмотрел с подозрением: а где это мы задерживаться собираемся? Меньше пятисот кэмэ, часов за шесть доедете┘

       Вообще, наш Слава, Станислав Геннадьевич был возрастом младше меня, но мне всегда казалось, что во времена своей студенческой молодости я его где-то встречал. Уж очень он был похож┘ Не конкретно на кого-то, а вообще √ был такой тип ⌠молодого, перспективного комсомольского работника■. Ему бы родится лет на двадцать пораньше, стал бы секретарем факультета в каком-нибудь институте, а вот беда √ приходится реализовывать свои задатки в сфере торговли. Причем он, похоже, совершенно искренне не понимал, за что его не любят √ другое дело, что его это и не очень-то заботило.
       Вот и сейчас: задавая на полном серьезе вопрос, где и зачем мы собираемся задерживаться, Слава просто не понимал, что такими подозрениями по-настоящему обижает Илюху √ честнейшего человека, да и меня до кучи. Но это было лирическое отступление, вернусь к дороге.

       Повод задержаться появился сразу после выезда из Московской области: пошел снег. Причем не настолько густой, чтобы бросать все, и отстаиваться на обочине, ехать было в принципе можно, даже дворники на этот раз для разнообразия работали. Но тут проявила себя подлая особенность Минской трассы: буржуйские дальнобои.
        Этим пофигу: снег, не снег, груженный, пустой┘ Прет такая ⌠Скания■ или ⌠Вольво■ с фурой свои сто кэме в час, и ему хорошо. А наш ЗиЛ больше 80 не едет, значит нас надо обгонять. И каждый такой обгон √ удар по нервам, потому что за фурой волочится огромный хвост бурлящего снежного сранья, в котором не видно вообще ничего, и так секунд на десять. Мало? Да, но один раз, когда снежный вихрь рассеялся, мы увидели скрывавший в нем ⌠запорожец■, ползущий на 40 км/ч, да еще и без огней. Как мы в него не впаялись √ уму не постижимо.
        Словом, до Смоленска мы добрались вечером, к самому закрытию магазина. Персонал его отмечал какой-то праздник, поддатые тетки-продавщицы вызвали не менее поддатую директрису, и они предложили не разгружаться сегодня, а подождать до завтра. Я не хотел ждать, Илюха тоже. Он подогнал грузовик к подъезду магазина, мы быстренько разгрузились и подсчитались, директриса подписала накладные┘
       А теперь еще одно лирическое отступление: город Смоленск. Среди прочих выдающихся моментов его истории и географии есть такая деталь: главная улица, на которой и стоял тот магазин, очень круто поднимается от Днепра вверх. Тротуар, на котором стоял наш ЗиЛ тоже. То есть, разгрузившись, Илюхе надо было проехать по тому тротуару метров тридцать вверх, и съехать на улицу.

       Итак, мы разгрузились, Илюха занял место в кабине┘ И происходят два события: первое √ у ЗиЛа ломается привод газа, то есть управлять работой двигателя педалью нельзя. И второе: колеса легко сдирают слой снега с тротуара, под снегом √ не асфальт, а лед. Как на катке.
       И начался ад. В полном смысле слова. Поддатый персонал магазина ничем нам помочь не мог, да и не хотел в общем-то. Только и сказали, что у сторожа во дворе есть ломы, но честно предупредили, что там злая собака, да и сам сторож не в себе, может не понять, что от него надо.
       Но, как оказалось, со двора можно было вынести не только ломы, лопаты и какие-то доски (мы их пытались подкладывать под колеса), но самого сторожа вместе с вагончиком тоже можно было бы прихватить, окажись этом хоть зачем-нибудь нужным. А грозная собака, увидав выражение моего лица, сделала из себя вид, что она, вроде и не прочь сказать гав, но именно сегодняшним вечером у нее есть срочное дело где-то на другом конце города.
        Я же был готов не то что бы сказать ⌠гав, а тоскливо завыть на луну, потому что слой льда под колесами оказался толщиной сантиметров в семь. Долбить его непосредственно под машиной было очень веселым занятием. Изредка Илюха лез в кабину, а я в полном безумии пытался подтолкнуть этот ЗиЛ (в горку!) хотя бы на столько, чтобы колеса попали на очищенный асфальт √ непосредственно-то под колесами сбить лед было невозможно.
        В соседнем продовольственном магазине оказалась в наличии горячая вода, и мы стали лить ее под колеса в надежде, что она хоть как-то ослабит те несколько сантиметров льда, которые шлифовали колеса.
        О том, что можно поймать кого-то, и нашего ЗиЛа дернуть, можно было и не мечтать: как и во всех городах, в Смоленске по центру грузовое движение запрещено. Да и потом, какой дурак будет останавливаться тягать кого-то, когда сам еле-еле на второй-первой передаче ползет вверх?!
        И мы продолжали долбить лед, подкладывать доски, толкать изо всех сил этот проклятый грузовик, и вновь долбить лед, откуда он только здесь! Над Смоленском давно уже ночь, машин нет, и вообще на улице никого нет, только из какой-то общаги на задах магазина доносятся звуки дискотеки. А у нас √ своя дискотека: ЗиЛ вроде тронулся, но┘ заглох! Газ-то теперь только вручную выставлять можно, и работать лишь сцеплением, которое схватывает в совершенно произвольные моменты.
        ┘Загнать ЗиЛ в переулок удалось примерно к двенадцати ночи. Утром мы с Илюхой смотались на автобазу, купили за бутылку нужную железяку┘ И ЗиЛ отказался заводиться: за ночь температура поднялась с √10 до +1, и все отсырело, включая и провода ЗиЛа.

    Пока они сушились все в том же магазине на батарее (на это ушло часа четыре), я сбегал за продуктами, а на обратном пути увидел картину┘
     Следующий вверх от нашего магазина был хозяйственный с резкой стекол. Привезенные стекла ставились на тот же тротуар, и чтобы разъединить смерзшиеся пакеты мужик просто поливал их из шланга. Вода текла вниз по тротуару┘. Так вот откуда эта толстенная наледь! Похоже ⌠хозяйственник■ так и не понял, почему я вдруг посмотрел на него с такой ненавистью, что его аж шатнуло √ но это я осознал потом, а в тот момент я был занят тем, что сдерживал желание схватить вчерашний лом, и начать убивать всех в округе, начав с персонала стеклорезки и лично мужика со шлангом..

       Обратная дорога была мила и приятна, за исключением лопнувшего баллона на заднем колесе. Домой из Смоленска я привез очень вкусный и очень дешевый окорок, Станислав Геннадьевич вошел в положение, и оплатил лишние сутки┘ А вскоре я слег в больницу с диагнозом ⌠воспаление кисты копчика■, и провел там весьма интересную неделю, да и потом, спустя месяцы и годы этот самый ⌠копчик■ не дает о себе забыть. Вот такая вот веселая поездочка получилась┘

Москва. Свежая дебютная идея.

         Контора, тем временем, потихоньку начала дышать на ладан, несмотря на все усилия Станислав-Геннадьича. Причем причиной этого было то, что она начала приносить прибыль┘ Этот парадокс объясняется просто: вся затея с канцтоварами, если трезво посмотреть, была типичной отмывкой денег, получаемых большими боссами от совсем другой деятельности. Мой старый институтский приятель Василий, который считался субподрядчиком канцтоварного направления выплачивал из прибыли какие-то долги, и в конце концов должен бы был стать полноправным владельцем фирмы. Само собой, что большие боссы на это вовсе не рассчитывали, и как только поняли что к чему, сказали: ⌠скрипач не нужен■. Таким образом единственным и неповторимым руководителем на фирме отстался Слава.

       Результаты его талантов стали видны сразу. Один за другим начали уходить действиельно толковые люди, а вместо них появлялись тупые исполнители. Если раньше Славины или Васькины огрехи выправлялись ⌠на низовом уровне■, то новые люди делали ровно то, что сказано, и ни сантиметром больше. Прибыль быстренько сошла на нет, потом появились убытки, что боссам тоже ⌠не показалось■, и они потребовали изыскать резервы.
       Резервы были изысканы в виде сокращения транспортных расходов теперь Слава брал машины не через диспетчеров, а договаривался сам, подешевле. И вот, очередная командировка, опять в Волгодонск. Вооруженый номером и местом дислокации дешевой фуры я отправляюсь в Люблино.

       Побродив по февральскому морозу градусов около 20 холода я нашел ⌠Шкоду и ее водителя, русого мужика с измучеными глазами. Мужик попросил задаток (обычная практика), но почему-то добавил там у меня на спалке сидит один, не говори ему, сколько заплатил!■.
       Машина, в которой стояла дикая холодрыга, завелась, поехала и тут же встала. Нет солярки. Купили у автобуса ведро солярки, двинулись вновь. На вопрос о холоде, водила объяснил, что печку сейчас ⌠пробъет, и все будет нормально.
       Нормально не стало. И когда вечером загруженная машина уже шла по Варшавке, я добился от водилы правды: в систему охлаждения залита вода, а не тосол, а у Шкоды■ печка стоит так, что тепло непосредственно от мотора ее почти не греет, а внутри она уже вся забита льдом. Тот, от кого надо было скрывать размеры оплаты лежал себе на спальном месте, закутанный в пять одеял, и помалкивал.
        И незадолго до выезда из Москвы я поставил ультиматум: либо мы едем сейчас ко мне, в Северное Бутово, и водила чинит печку, либо поворачиваем назад, разгружаемся, и все такое прочее.

       Ночь прошла весело: водила колупался в машине, я одетый, сидел дома. Отнюдь не спал: каждый час водила приходил то погреться, то попросить горячей воды, то еще чего-то. Так тянулась до трех часов ночи, до пяти я проспал, а выглянув в окно в пять, увидел, что машины нет!
       К этому времени я уже знал, что ⌠этот, на спалке■ √ контролер от чеченов, которым водила задолжал денег за какую-то провинность, и первая мысль была: а вот и я попал. В машине товара на восемь штук гринаи где сейчас это все? И я позвонил в 02, объяснил ситуацию, после чего пошел бегать по району, в надежде, что водилу просто заставили перставить фуру, чтоб под окнами не тарахтела.
        Часов в семь я вернулся к дому ничего найдя, поднялся на лифте┘ И увидел из окна подъезжающую ⌠Шкоду■. Обматерив в голос водилу, я вновь позвонил в 02, дал отбой розыскам, побежал вниз, затеял с водилой ругань и тут рядом остановился ментовский жигуль, и нас под белы руки отвезли в отделение.
 
         Выяснилось, что водила на фуре, объявленной в угон, среди ночи, умудрился через МКАД со въездным постом ГАИ проехать в Москву, найти какой-то таксопарк, там починиться, и выехать обратно, и никто его даже не попытался задержать! Я никогда не питал иллюзий насчет эффективности ГАИ, но такое это ж надо!
         Наши же, бутовские, самые обычные менты, не гаишники, сели фуре на хвост, и отследили до моего дома. Словом, сработали четко и профессионально. Но в результате водила оказался в камере, а я в обезьяннике, где мы и провели следующие несколько часов. Причем то, что никто не в чем не виноват, стало ясно с самого начала. Но за решетку все-таки посадили, и держали там до тех пор, пока не приехал начальник, и часа через полтора не соизволил поинтересоваться, а кто это у него тут заперт в клетке.

         Словом, столь веселого старта у моих командировок еще не бывало. И именно тогда я первый раз всерьез понял, что на этой работе, я пожалуй, не задержусь.
       Дальнейшее путешествие обошлось без приводов, но было выдержано примерно в том же веселом ключе. Машина то разваливалась по частям, которые звучно брякали по дороге (оказалось, отвалился инструментальный ящик), то наоборот, что-то в ней смерзалось намертво, и водила бегал вокруг с факелом. Чеченец не позволял водителю тратить денег даже на обед, и ходил с ним и на заправку, и в столовую, а при мне сказал ⌠Думаешь я злой такой? Этому что ни дай пропьет сразу!■.
        Единственное, что было хорошо водила оказался сам из Волгодонска, и поэтому обычный этап петляния по улицам в поисках нужного адреса мы минули. Ну что ж, вздохнул я, хоть что-то┘ И дополнительным утешением за эту поездку была коллекция из семи разновидностей цимлянских вин, которые я привез в Москву. Вина оказались на редкость правильными, но все-таки даже ради них я бы не захотел еще раз пережить те ночь и утро.

Эпилог.

       Из конторы я ушел даже раньше, чем думал: я повздорил с новыми ставленниками больших боссов, причем повздорил до состояния ⌠я с этими людьми в один толчок срать не стану■. Фирма продолжала работать по инерции все хуже и хуже, и в конце концов загнулась, причем Слава пару раз уже на договорных началах попросил меня съездить сначала в Уфу, а потом в Самару-Тольятти, распродать остатки товара.

       Я не жалею что ушел, но точно так же я не жалею, что работал. Может быть, кому-то это покажется странным и наивным, но для меня в этих командировках было то, что называется дурацким словом ⌠романтика■.
       Именно за время поездок я наконец-то понял, как велика и как красива Россия. Никакой поезд, никакой самолет не дает такого ощущения бескрайности нашей земли, как лента дороги, уходящая под кабину. Честное слово, ради этого чувства стоило ворочать коробки с тетрадками, и засаживать в пальцы занозы от ящиков с булавками.
       Кусочки жизни других городов, кусочки судеб людей я бы не увидел этого, сидя на работе за самым крутым компом, или лазая по Интернету через самого толстого провайдера.

       И с тех пор я гораздо лучше понимаю стопщиков, у которых при слове трасса■ глаза начинают гореть чуть ярче, а голос становится чуть звучнее. Я не завидую им я сам узнал что это такое, хотя и с немного другой стороны. Мне повезло.

Вернуться на главную страницу...